0(800) 501 508
 
Цілодобово
Кошик 0 грн

Новина

по:
В період з:
В поисках утраченного вкуса: ТОП-5 книг о еде
Ігор Бондар-Терещенко, TV.UA
 
Кулинарные книги сегодня – это не обязательно сборники рецептов. Застольный жанр в современной литературе более чем широк, чем кажется на первый взгляд, и «гастрономическая» проза в нашем обзоре мирно уживается с мемуарами о былой порционной жизни. При этом нам предлагают не привычную солянку сюжетов, а вполне авторскую кухню за гранью ресторанного меню.
 
Юрій Винничук. Галицька кухня. – Л.: Видавництво Старого Лева, 2016
 
Как утверждает автор, его книга отличается от множества других кулинарных фолиантов не только тем, что впервые представляет именно кухню Галиции, но и тем, что состоит не из рецептов, скопированных в других изданиях. А из семейных преданий, которые известный львовский мистификатор Юрий Винничук в разное время испытывал на себе и своей семье. Словом, это сборник блюд, большинство которых были и являются частыми гостями на его семейном столе. Кроме рецептов известных личностей вроде горячих бутербродов от Тараса Чубая, здесь собраны, конечно же, мамины рецепты.
 
 
«К нам часто приходили гости, - сообщает автор. - Среди них были также сотрудники папы и мамы – восточные немцы, евреи и русские. Они были в восторге от тех блюд, которые подавала мама, потому что она всегда из ничего может сделать что-то. Ну, например, шляпки сыроежек жарила в кляре, а все гости были свято уверены, что едят рыбу».
Наибольшей же аттракцией, как можно узнать из историй о вкусной и здоровой пище наших братьев-галичан,  был казацкий борщ, который мама, естественно, готовила на Рождество, на Старый новый год и на Крещение, и рецепт которого, безусловно, можно найти в этой книге.
 
Савелий Либкин. Одесское застолье от Привоза до Дерибасовской. – М.: Эксмо, 2016
 
 
«Кто мог предположить, что крымский лук и черная икра станут заграничными? – восклицает автор этой ностальгической книги. - Современная одесская еда, тем не менее, тщательно сохраняет свой геном, как и сами одесситы, свои предпочтения, насмотревшись и напробовавшись заморских деликатесов, мечтают о котлетках, глоське и микадо». И поэтому все рецепты коренной одессит Савелий Либкин, подаривший городу и миру свою гастрономическую сагу, представляет в современной аранжировке.
 
Конечно же, после обильного променада улицами Одессы и смакования всех ее жаренных и не очень традиций. Как говорится, от классических рецептов до неподражаемых вариаций на их тему: пончиков с тыквой, вареников с камбалой и перца, маринованного медом. Ну и, конечно же, «гастрономические» истории.
 
В одной из них тучная курортница, выбирая виноград, с претензией спрашивает у продавца: «Скажите, а это лечебный виноград?» В ответ продавец радостно восклицает: «Конечно, лечебный!» Дородная дама пробует виноград, одну ягодку, вторую, целую гроздь… Наконец продавец не выдерживает и спрашивает: «Мадам, вы прямо здесь будете лечиться?»
 
Пеллегрино Артузи. Наука приготовления и искусство поглощения пищи. – М.: Ад Маргинем, 2016
 
При жизни автор этой книги, безусловный классик кулинарного искусства, предлагал не относиться к его труду, как к переваренной пище. Мол, недалек день, когда тяга к материализму и гедонизму приведет к тому, что спрос на подобные издания станет воистину огромен и люди, заботясь о благах для души и тела, станут отдавать предпочтение таким утилитарным пособиям перед трудами великих ученых. По рецептам 790 блюд, собранным Артузи в конце ХІХ века, можно приготовить и сегодня – от пиццы и ризотто до романьольского мильяччо и крокканте на водяной бане.
 
Но главное, это комментарий к изысканному чревоугодию – анекдоты и юморески, заметки о званых обедах, тонкостях сервировки и прочие преамбулы, оттягивающие сладкий момент перехода к сути. Например, к рецепту приготовления жареных цикад. «Вымыв тушки, отварите их в небольшом количестве воды, прикрыв тряпицей и положив сверху груз. На мой взгляд, 15 минут вполне достаточно. Затем снимите панцирь, а мясо разрежьте на две части, обваляйте в муке, обмакните во взбитое подсоленное яйцо и обжарьте на оливковом масле».
 
Андрей Бильжо. Кулинарная книга Петровича. – М.: АСТ, 2016
 
Идея этой веселой книги родилась из вполне бытовой затеи известного художника-сатирика, содержащего в Москве ресторан имени персонажа своих фирменных карикатур. Итак, это «Кулинарная книга Петровича». «Здесь многого разного, - подсказывает автор. - Например – наши рецепты, с моими названиями. Блюда придумал наш шеф-повар, но названия-то – мои. Например - «Тайна двух океанов», был такой старый фильм, и это - селедка под шубой. Или «Тимур и его команда», в честь и книги, и фильма – это вареники».
 
А еще здесь множество фотографии людей, которые побывали в «Петровиче». Ахмадулина, Григорий Горин, Петр Вайль, Юрий Саульский, Жванецкий. «И выпить рюмку хреновухи, / И студнем фирменным заесть / За здравье нашего Андрюхи, / За то, чтоб было все, как есть» - восклицает на страницах этого мирового меню Игорь Иртеньев, в котором, кроме упомянутых блюд, «Язык по-русски великий и могучий», салат из печени трески в блине «У матросов нет вопросов», люля-кебаб «Судьба барабанщика», а также жареный сулугуни с острый соусом «Не горюй» и картофельные драники со сметаной «Памяти революции».
 
Элизабет Гилберт. Кулинарная книга моей прабабушки. – М.: Рипол-Классик, 2016
 
Книга, в которой собраны не только кулинарные рецепты, но и советы тому, кто хочет счастливо прожить свою жизнь, построена по уникальному принципу. Познакомившись с классическими блюдами американской кухни, читатель, по идее автора, задумается о «пользе» полуфабрикатов.
 
«Холодный картофель заливали белым соусом и подогревали на пару, - узнаем мы из бабушкиного дневника, - на соседней конфорке тем временем доводили до готовности зеленые овощи.
 
Нарезанную на кусочки курицу смешивали с майонезом и сельдереем, добавляли латук и украшали помидорами. Если времени было чуть больше, я делала карри из птицы, разогревала рис, а к этому – большую тарелку помидоров с нарезанным кольцами луком и французской заправкой».
 
Неудивительно, что «Кулинарная книга моей прабабушки» вышла в свет в неблагополучный период американской гастрономической истории (конец Второй мировой, начало 1950-х), и, будучи интерпретирована сегодня, обрела вторую жизнь – здоровую, полноценную и вполне практичную.
 
 
Коментарі
Image CAPTCHA
Введіть символи які зображені на малюнку
Опублікувати